Нежелательный вариант

 
 

Нежелательный вариант




Михаил Веллер.

Нежелательный вариант 



      После кончины Иисуса Христа начался 
      период перестройки, длившийся примерно 
      один миллион лет. 
      Курт Воннегут "Сирены Титана" 



1. ТРАВИ ПАР



      Бункер, хотя скорее это - зал для заседаний; 
      нет, все же бункер. 

      Партбосс. Они сейчас высадят наружные двери грузовиком. 
      Генерал. Я отдаю приказ открыть огонь. 
      Серый. Бандиты. Звери. Хамье. 
      Мент. Зачем винный склад им открыли! 
      Лакей. Они заклинили дверь, и теперь блокировка не работает! 
      Серый (леденяще). Что? 
      Все. Что?! 
      Лакей (отчаянно). Не открыть нижний бункер!! 
      Партбосс. Генерал!!! 
      Генерал. Связь не работает (трясет рацию). 
      Серый (леденяще). Почему? 
      Генерал. Видимо, слишком большая ионизация воздуха. 
      Партбосс. А телефон? 
      Генерал (дует в трубку, швыряет ее). Телефон! А кому звонить - Господу Богу? Все уже драпают, куда могут. 
      Секретутка. Господи, что же будет... 
      Серый. Достукались, гуманисты хреновы? "Законность, правопорядок..." Вот теперь и околевайте здесь, перед дверью. Ну, что молчишь, руководящая сила, мать твою? 
      Партбосс. Попрошу держать себя в руках. И сохранять порядок - хотя бы между собой. Сержант! Откройте наружную дверь и переходной шлюз. 
      Генерал. Что?! Чтобы они - сюда? Все? 
      Партбосс. А вы что предлагаете? Чтоб сначала они загнулись там, а потом - мы здесь? 
      Лакей (с вескостью профессионала). В конце концов, наш долг - забота о народе. 
      Серый. Заткнись, попугай. Мятеж... рвань!.. позор... 
      Генерал. Второй, второй! Спецбатальону окружить Главное здание и рассеять экстремистов! Второй! (швыряет рацию об стену) 
      Партбосс. Защитнички. Дармоеды-дерьмоеды. Сержант! Исполнять!! 
      Мент. Слушаюсь. (Вращает штурвал в бетонной стене, броневые створки медленно расходятся). А дальше-то что будем делать? 
      Партбосс. Нет у нас другого выхода, нет! Впустить, задраить дверь, а там получим передышку - как быть дальше. 
      Толпа (вдавливается судорожно в бункер, кашляя и качаясь). Суки... гады... сами попрятались... 
      Серый (леденяще). Кто это сказал? Попрошу выйти вперед. 
      Простой. Чего? что? а чего? 
      Трусливый. Я-то чего? я не слышал... я вопще не говорил. 
      Секретутка. Это спецбункер! спецбункер! вы понимаете, где вы находитесь! и если впустили, то ведите себя прилично! 
      Опасный. А ты нас поучи. 
      Мент (закрывает двери). Граждане, соблюдайте порядок. (Передергивает затвор автомата): Не надо выступать; не надо. 
      Лакей. Закрылась! (Счастливо): Закрылась! 
      Серый. Включи очистную вентиляцию. 
      Партбосс (радушно и уверенно овладевает толпой). Здравствуйте, товарищи. Все зашли? Никто там не остался? Ну, теперь все в порядке. Дверь немного заело, сами знаете, какие у нас строители (улыбается, в толпе согласные смешки), но теперь мы все здесь, поистине, так сказать, едины; так что можете убедиться, что мы здесь, с вами, никто никуда не сбегал, ничем от народа не отгораживался, воздух у нас тут один на всех, вода одна, все одинаковые. Так что судьба у нас одна, условия одни, и как нам быть дальше - мы все вместе будем вот решать. Садитесь, вы здесь не гости - хозяева, давайте. 
      Толпа (рассаживаясь по бункеру, все-таки больше похожему на зал заседаний). Что? Как? Почему? Откуда? Когда? Сколько? А дальше? 
      Партбосс (садится со свитой за стол под портретом Вождя на стене - чистый президиум). Над анализом причин сейчас ведется работа, результаты будут немедленно обнародованы, уже приступили к ликвидации последствий. 
      Желчный. Раньше, чем вы ликвидируете последствия, эти последствия ликвидируют нас. 
      Партбосс. А вот паники не надо, эти упаднические настроения нам только мешают; надо мобилизоваться, организоваться. 
      Нервный. Четыре рентгена! 
      Серый (подходит к нему). Сдайте дозиметр. 
      Нервный. Почему? 
      Серый. Существует общее положение, обязательное для всех. Вам известны допустимые дозы? Тип излучения? время? Так чего вы без понятия будете только панику наводить? На это есть специалисты. (Забирает дозиметр). Он еще пригодится. 
      Генерал. Товарищи, напоминаю: действует военное положение. 
      Партбосс. Честно признаем трудности. Смотрим в лицо. Улучшение зависит от нас. Не только возможно - но обязаны. Труд, дисциплина, единство. Консолидировать усилия. Под руководством твердо идти по намеченному пути. Решительно отметать. Свободно, по-деловому, обсудим. 
      Голодная. Когда улучшится положение с продовольствием? Ну совершенно ведь жрать нечего. Заботы не о работе, а о прокорме. 
      Партбосс. Все меры принимаются. Расширение закупок за рубежом. Дополнительно в сельское хозяйство сто миллиардов рублей. Аренда, семейный подряд. Рост производительности три процента в пятилетку. Планируем отмену талонов на сахар, чай, хлеб. 
      Бездомная. Жилье в этом веке будет? Двадцать лет работаешь - а жить негде! У них под забором безработные, а у нас? 
      Партбосс. Шесть миллионов квадратных метров. Огромные цифры. Наращиваем мощности строительных материалов. Жилищная программа. К концу следующей пятилетки - каждой семье отдельную квартиру. 
      Больная. В больницу очередь два года! а там лежишь в коридоре, жрешь помои и готовишься в морг! Лекарств нет, одноразовых шприцов нет, обезболивания нет, всем плевать! 
      Партбосс. Дополнительные средства. Повешение зарплат медперсоналу. Оборонные заводы - на медицинское оборудование. Импорт лекарственных препаратов. Кооперативы при больницах. Мировой опыт. 
      Беспокойная. Воздухом нельзя дышать, воду нельзя пить, нельзя купаться - даже тараканы в ней дохнут, когда же будут фильтры, безотходная технология, ведь вымрем же! 
      Партбосс. Дополнительные очистные сооружения. Повышения штрафов предприятиям. Санитарные зоны. Строго наказывать злостных ответственных. Но выравнивается, улучшается. 
      Астматик. Когда поступят новые противогазы? Обещали в этой пятилетке! 
      Партбосс. Вопрос решен, замена уже производится. Подключено Министерство обороны. 
      Генерал. Так точно. Готовится расконсервация крупных партий противогазов новейших образцов, абсолютно надежных, скоро мы передаем их ВЦСПС для распределения через профсоюзные организации. 
      Недоверчивый. Когда? Сколько? Нечем дышать! 
      Партбосс. Уже ряд кооперативов по восстановлению отработанных фильтров. На комбинате переналажена линия в цехе ширпотреба: каждому будет обеспечена еженедельная смена фильтра. Кроме талонов на фильтры, будет введена продажа наличным расчетом, по договорным ценам. 
      Мать. Когда разрешат отпуска для свиданий с детьми? 
      Партбосс. Вопрос к руководству вашего предприятия. Обязаны всем родителям, раз в год, десять суток. Особая забота государства, дети в благоустроенных интернатах, натуральный хлеб и картофель, экологические чистые зоны, безопасный радиационный фон. 
      Отец. Так очередь на билеты на поезд два года! 
      Партбосс. Большой объем ремонтных работ. Обновление вагонного парка. Рост грузооборота. Не поспевает. Выделяем лимиты топлива, переводим локомотивы на торф и сероводород. 
      Грамотный. А почему письма по месяцу идут? И редко доходят? 
      Серый. Министерство связи неудовлетворительно. Порядок наведем. Саботаж. На переписку никаких ограничений нет, заявляю официально, особенно родителей с детьми внутри государства. Халатность на местах, просьба сообщать, бороться беспощадно. 
      Старая. Дак на пенсию ничего не купишь, а талоны отоварить дак в очереди сутки сил нет, и в богадельню не берут, как жить?.. 
      Партбосс. Инфляция, соцобеспечение, остаточный принцип неприемлем, обязаны изыскать средства, ветераны наша слава, старикам везде у нас почет, за столом никто у нас не лишний, все там будем, старик, я слышал много раз, что ты меня от смерти спас, вечная память. 
      Часы. Тик-так, динь-дон, бим-бом, бамм, дрень, шарах, бздынь! 
      Нацмен. Однако опять вечером били говорят чурка узкопленочный! 
      Серый. Коррумпированные круги, враги перестройки. 
      Генерал. Не было никаких саперных лопаток, солдаты спасали детей! 
      Лакей (аплодирует). Самая народная армия в мире! 
      Партбосс. Расцвет наций при социализме. Дружба народов. Право на самоопределение. Братская помощь! 
      Беременная. В роддомах мрут! Грязь, равнодушие, нищета! 
      Партбосс. Дети - наш привилегированный класс. И когда перед началом уроков пионеры салютуют: "Спасибо товарищу Генсеку за наше счастливое детство!" - у меня слезы наворачиваются. 
      Работяга. Когда уменьшится рабочий день? Ведь десять часов! И вернут выходной в субботу? Обещали временно, на год, а уже сколько! 
      Партбосс. Вынужденная мера. Кризисное состояние. Экономика. Прирост. Материальная компенсация. И оправдало! Отменим. Могу поделиться, что мой рабочий день, товарищи, продолжается двенадцать-четырнадцать часов, без всяких выходных, да. 
      Отрывной календарь. Порх, порх, порх, шур-шур-шур. 
      Лозунг. Решения XXXII Съезда партии - в жизнь! 
      Трезвый. Так что решили-то? Что будем делать дальше? Ведь уже невозможно! Нужны конкретные, кардинальные решения! 
      Активный. Товарищи, сколько можно болтать. Надо приниматься за работу, надо делать дело! Только работой можно что-то сделать, от наших разговоров ничего не изменится! (Аплодирует себе, поддержанный президиумом и половиной зала.) 
      Нетерпеливый. Хватит, пора расходиться, нас дело ждет. 
      Партбосс. Ставлю вопрос на голосование. Кто за? Кто против? Воздержался? Единогласно. 
      Лакей (стоя читает). Образовать, обязать, оказать; сказать, показать, наказать. Вперед. Повысить - понизить, увеличить - уменьшить, расширить - сузить. Углубить. Повести, привести, довести, навести, донести. Инициатива, дисциплина, энтузиазм, оптимизм, руководство. Невзирая. Мудрый, стойкий, непреклонный, верный, многомиллионный, честный, сильный, вооруженный, убежденный, оснащенный. Еще более. Труженик, победитель, рабец, строитель, травец, первооткрыватель, интернационалист. Комиссия, бюро, коллектив, народ, партия, вождь. (Аплодисменты.) Совет, комитет, минет. Добиться - разбиться. Наладить - нагадить. Чувство глубокого удовлетворения. Плановый, внеплановый, сверхплановый. План-план-план-план-план. План, клан, монблан, анаша, конопля, дурь. Планомерно. Неуклонно, решительно, последовательно. Право, обязанность, долг. Достижение. Ячейка. Шаг. Победа. Знамя. (Аплодисменты.) 
      Поэт. Я планов наших люблю ромаздье. 
      Читатель. Пиф-паф, и адье. 
      Народник. Любишь кататься - люби саночки возить. 
      Юноша бледный со взором горящим. Всех не переве-ешае-те! 
      Черномаечник. Всех, может, и не перевешаем, но уж на тебя-то, сволочь, веревка найдется. 
      Партбосс. Цели ясны, задачи определены, - за работу, товарищи! 
      Гармонист. Эх, яблочко! да куды котисся! в наш дурдом попадешь - д-не воро-тис-ся! 
      Голубой. А ты не ходи в наш садик, очаровашечка. 
      Генерал. А вот скажите: если вы все такие умные, то отчего вы не ходите строем? 
      Подголосок. Добровольно, с песней, верным путем! Смело, товарищи, в ногу... 
      Толпа (вытекая в открытую ментом дверь). ...купола закрыть надо над жилами районами... ...я спальню свинцом изолировал - и сразу кашель прекратился... ...овес в парники на гидропонику - и годится как пищевое зерно... 
      Мент. А вы что стали, товарищ? мешаете движению. Проходите! 
      Еврей. Я не пойду. 



2. УМ, ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ



      Мент. Рабинович, решайте - туда или сюда, газ выходит! 
      Черномаечник. Угрохали страну, сионисты проклятые, а теперь еще, видите ли, жить хотят! Эх, не со всеми покончили... 
      Пьяный. Если в кране нет воды - значит, выпили жиды. 
      Возмущенный. Вечно от них только беспорядок. Все идут, а он, видите ли, не пойдет! Давай, животное, иди со всеми людьми! 
      Еврей. Куда идти, вы что, с ума сошли. Там уже птицы передохли, листва опала! поросята трехглазые! 
      Спокойный. Все же идут, и ничего. Что вы такие трусливые-то? 
      Честный. Другие будут работать, спасать страну, а вы как всегда - отсиживаться? 
      Еврей. Что спасать? Как спасать? Когда спасать? Чем? Вы что, вообще ничего не понимаете? 
      Сметливый. Э-э, они всегда что-то знают. Чуют. Нет, я тоже не пойду, раз так. 
      Спокойный. Ну, давайте подождем. А только чего ждать-то? 
      Возмущенный. А меня что - другого нашли? крайнего? Хватит, походили в козлах отпущения! Пока все не выйдут - я остаюсь здесь! 
      Мент (беспомощно). Не останавливаться, проходите! Проходите! Ну! 
      Остаток толпы. Давай закрывай! Закрывай живо! Сам иди! Закрывай! 
      Лакей (в панике). Закрывай же быстрее! пропадем все! 
      Партбосс. Я вижу, остались неясности, вопросы. Хорошо. Закройте, пожалуйста, дверь. 
      Мент (закрывает). А вот привлечь и дать два года. 
      Народ (рассаживаясь). А если виноват - так и дать. 
      Партбосс (крутит диск телефона). Алло! Семенов? Ну, как там у тебя дела? Почему в штаб не докладываешь? Ну так что - "ездил по объектам", - докладывать надо! Людей не хватает? Да вот тут есть у меня еще, кто потрусливее. Да, скоро придут к тебе. (Кладет трубку.) Люди работают, без отдыха, а вы тут... стыдно. Несознательно. 
      Серый. Вы видите! Там люди работают, борются, рук не хватает, а вы... Как же можно не доверять!.. Это выпад! провокация! 
      Народ. Это он все! Пошли. Пойдемте. Ладно, пора. 
      Слепой. Секундочку. 
      Сосед. Чего? 
      Слепой. Я, правда, ничего не вижу... 
      Сосед. Твое счастье. 
      Слепой. ...зато слышу хорошо. 
      Сосед. Ну, и что ты слышишь, интересно? 
      Слепой. Ничего я не слышал. 
      Сосед. А ничего не слышал, так чего ты! 
      Слепой. Из трубки его телефонной я ничего не слышал. Кроме сплошных длинных гудков. 
      Сосед. То есть ты чего? 
      Слепой. Ни с кем он там не разговаривал. Никто ему не отвечал. Спектакль изображает, понял? 
      Спокойный. Точно? 
      Сметливый. А вот пусть он позвонит еще раз. А мы послушаем. 
      Возмущенный. Опять! под себя! на костях народа! а ну пусть еще позвонит, а мы проверим! 
      Генерал. Я повторяю: никто не отменял военного положения! И ответственность виновные будут нести по законам военного времени! 
      Мент. Есть! (Передергивает затвор автомата.) 
      Недоверчивый. Значит, правда. Врет. 
      Пацифист. Дождешься правды от генералов. 
      Генерал. Ты чем недоволен? Дезертир! 
      Пацифист. Забыли девяносто девятый год, генерал? 
      Генерал. Что вы имеет в виду? 
      Пацифист. Что? Военную доктрину в действии. Пояснить? Концепцию тактического ядерного удара! Когда - ах! - в трое суток мы разгромили врага. По его войскам и центрам - шарах! - и танки вперед, десант на броне, мотопехота, - и вся территория под контролем. А войска, которые по приказу преодолевали зону после ядерного удара - они знали свою судьбу? Свои дозы и свой срок? Первый эшелон - восемьсот рентген! - двадцать четыре часа боеспособности, и финиш, гуляй Вася! Второй эшелон - семьдесят два часа! - и от винта! А потом складывались штабелями в палатки, на сотню умирающих - один фельдшер для присмотра: обречены, свое выполнили, пусть дохнут. Вы их предупреждали, что они смертники? Что еще в мирное время они были определены штабистами в смертники? Что ни один из них не имеет ни одного шанса уцелеть? Полтора миллиона ребят! 
      Генерал. Война есть война. 
      Пацифист. Армия создана для войны, как цепной пес - для охраны дома. Но никто не объявит цепного пса главным в доме на том основании, что он загрыз грабителя. 
      Генерал. Я бы тебе показал пса... 
      Наглый. Разрешите еще вопросик к руководству. 
      Партбосс. Пожалуйста. 
      Наглый. Вот, скажем, объявят: атомная тревога. Это что значит? Что минут через пять-семь ракеты ближнего и подводного базирования грохнут свои мегатонны нам на головы. Знаете, что у меня есть на случай атомной тревоги? Давно припас. 
      Партбосс. Что же? 
      Наглый. Бутылка коньяка - настоящего! - плитка шоколада и пачка сигарет. По сигналу выпиваю стакан, закусываю, закуриваю, и оставшиеся пять минут пью, курю и вспоминаю жизнь. А что еще делать? Убежищ нет. Ползти в сторону кладбища? 
      Лакей. На предприятиях есть убежища. 
      Наглый. Во-первых, не на всех, во-вторых, только для работающих смены, в-третьих, устаревшие и ненадежные. А остальные? А ночью? Привет гражданской обороне! На что надеемся? 
      Серый. Система жизнеобеспечения населения в случае ядерной войны является военной и государственной тайной. 
      Наглый. От кого тайной - от этого самого населения? Ага - тоже мне бином Ньютона. Так вот вопросик: что делаете вы - вы - по сигналу атомной тревоги? 
      Партбосс. Я? 
      Наглый. Вы, вы. Ведь ваша жизнь драгоценна, вы - наш слуга. Времени бежать далеко у нас нет. А ядерная зима продлится до-олго. Значит, ваше убежище должно быть прямо при рабочем месте, верно? Вода, еда, воздух, радио, электробатареи. 
      Откровенный. Послушайте, а на что вам такое убежище? Кем вы будете править? Кто будет работать, обеспечивать вас? Это же пожизненное заключение в тюремной камере. А? 
      Партбосс. Да нет у меня никакого убежища. Что за байки, слухи! 
      Недоверчивый. Не может быть. Если б я был начальник - обязательно обеспечил бы себе. 
      Лакей. Ваши руководители лучше, чем вы о них думаете. 
      Секретутка. И чем вы того заслуживаете. 
      Скептик. Чего у них ни хватишься - ничего у них нет. Ни чистого воздуха, ни свободы, ни убежищ даже. 
      Наглый. Для себя-то у них все есть. 
      Скептик. Вот потому и нет для нас. 
      Работяга. А вы вспомните получше. Нигде там дверки не завалялось в стене? Небольшой такой, овальной, металлической? С заклепками. 
      Партбосс. Я вас не понимаю. 
      Работяга. А вы нас никогда не понимали. Надобности не было. А мы вас понимали. Только слишком поздно поняли. 
      Серый (леденяще). Вы на что-то намекаете? 
      Работяга. Да нет, так... напоминаю. 
      Генерал. Что? 
      Работяга. Вы там за портрет давно не заглядывали? 
      Партбосс. Какой портрет? 
      Работяга (указывает пальцем). Вождевский, какой же еще. 
      Секретутка. Ваши кощунственные намеки... 
      Возмущенный. А ну-ка давай снимай эту рожу! 
      Общий вопль и порыв к движению. Снимай!! 
      Партбосс. Замахнуться на святое - тут прощения не будет. (Лакею): Если так просят - что ж, снимай. 
      Лакей (снимает портрет и ставит сбоку к стене. Обнаруживается дверца). Ну, какой-то люк, что из этого. 
      Недоверчивый. А ты откуда знаешь? 
      Работяга. Ха. Да я его и строил. 
      Серый (презрительно). Что еще ты придумаешь? 
      Работяга. Ха. Да я тогда в этом спецстройбате и служил, в сотом. 
      Лакей. Вы сказали - пять мест? (Смотрит на начальство? (Смотрит на начальство, загибает пальцы, бледнеет.) 
      Мент. Пять, говоришь? (Щурится на президиум, сжимает зубы.) 
      Партбосс (снимает трубку зазвонившего телефона; машинально): Первый слушает. 
      Телефон. На электростанции готовится к пуску аварийный генератор. Ремонтная бригада приступила к работе. Дежурный инженер на пульте. 
      Партбосс (потрясенно смотри на трубку). Есть связь! Товарищи, есть связь! Скоро будет пущена электростанция! 
      Слепой. Не врет. Теперь там говорили. 
      Народ (вполголоса, с надеждой). Ур-ррра... 
      Секретутка. Вот видите... Вот видите... (В приливе откровения целует босса.) 
      Рассудительный. Кто его знает, то ли они восстановят там что, то ли не восстановят. А пока на всякий случай лучше разобраться тут и составить список. Списочек. Кому идти в убежище. 
      Партбосс. То есть как? 
      Рассудительный. Так. Сегодня восстановят, а завтра не восстановят; кто его знает, надолго ли это все. А вы что думали, мы - на восстановление, а вы - под землю, руководить оттуда? 
      Справедливый. Верно. Все принадлежит народу. Мы и есть народ, неизвестно еще, сколько их там наверху, и долго ли они протянут. Вот и решим, кого мы выделим для спасения. 
      Романтичный. Для передачи эстафеты в грядущие времена. 
      Серый. Вы что, не слышали телефон? Отменяется конец света, отменяется! 
      Священник (мягко поправляет). Я бы сказал - откладывается. 
      Мент (щелкает затвором автомата). Предлагаю по-честному - жребий. 
      Народ. Жребий! Жребий! Судьбе виднее! У кого есть бумага? ручка? 
      Генерал (тихо). Чтоб сгорел этот строитель. Что делать? 
      Серый (тихо). Разрешите, я его изолирую и ликвидирую. 
      Партбосс (в снова звонящий телефон). Первый слушает. Кто докладывает? Как? 
      Телефон. Четвертый хлебзавод. Сменный мастер Кочетов. Товарищ секретарь, вторая линия готова к работе. Начали готовить замес, хлеб дадим. 
      Партбосс. А энергия есть? 
      Телефон. Позвонили с электростанции, что дают нам первым. 
      Слепой. Ура! 
      Рассудительный. Да, но уж лучше мы доведем дело до конца. Вот - шапочку мою возьмите под бумажки. 
      Секретутка. Вот ножницы - нарезать (смешивает бумажки в шапке). 
      Народ (столпившись, тянет жребий). Пусто... Тьфу... Эх... 
      Партбосс. Есть! 
      Возмущенный. Вот так! и мне досталось! 
      Священник. Значит, воля Его, чтоб мне выпало. 
      Слепой (ощупывает бумажку). Кажется, мне тоже плюс достался. 
      Работяга. Надо же. Сам строил, и самому же пригодилось. Рассказать кому, так не поверил бы. 
      Женщина (плачет). Господи, и тут счастья не увидеть. Работаешь, как скотина, и подыхать будешь, как скотина... 
      Мент. Да ладно убиваться, гражданка, пока еще ничего страшного. 
      Работяга. На, забери (сует ей свой жребий). 
      Женщина. Вы что? Что вы? 
      Работяга. А, чего я там не видел. И вообще, не люблю сидеть взаперти. У меня тоже жена была, пока не померла. Кашель задушил. Как вспомнишь... Вам ведь трудней. И работа, и политзанятия, и карточки отоваривать, и дома все. А потом что же - мужики спасаться, а бабы - умирать? Так нельзя все же. У тебя ребенок-то есть? 
      Женщина. Есть, в Саянах, в интернате. В прошлом году ездила к нему. 
      Работяга. Ну вот... если что - отсидишься здесь и снова к ему съездишь. 
      Женщина. Какой вы человек... Какой вы человек!.. 
      Слепой. Девочка, иди сюда. Дай руку... какая теплая. Тебе сколько лет? 
      Девушка. Шестнадцать. 
      Слепой. Предлагаю сделку. Я тебе - эту бумажку, а ты меня за это поцелуешь. Только чур не жульничать! 
      Девушка. Что вы... не надо... вы сами... 
      Слепой. Такой противный, что ли? Ладно, ладно. Один черт ничего не вижу и потом мне уж почти сорок, пора и честь знать. А ты поживешь, может, влюбишься там в кого-нибудь... 
      Девушка. Ну вы скажете... 
      Слепой. А что. Жить-то надо. Опять же, жизнь без детей не бывает. 
      Девушка. Ну вы скажете... 
      Священник. Они люди, Господи, и в сердце их есть милосердие. И в тяжких испытаниях они обращаются к добру и являют любовь к ближним. И Ты простишь мне, если я передам жребий Твой тому, кто больше нуждается в Твоем милосердии. (Подходит к менту, которому, оказывается, лет двадцать, и дает ему свой пропуск на спасение.) Ты можешь жить еще долго, мальчик. И можешь иметь детей. И потом должен же кто-то и там следить за порядком, верно? 
      Мент. Спасибо. Не надо. Я не могу взять, что вы. Здесь я нужен, здесь сейчас трудно. Нет, я могу спасаться только последним. А вот у нас тут иностранец затесался, ну, из этих, специалистов со стройки, отдайте ему. Все-таки гость... пусть поминает. Опять же, говорят, от смешанных браков дети лучше. И потом, может, его выручат, приедут, и наших заодно. 
      Серый (тихо). Сейчас я заплачу. О, как благородны простые люди. Сколько чуйств. Как трогательно!.. 
      Генерал (утирая глаза, тихо). Заткнись, стукач вонючий. Они люди, а ты - полицейская тварь, выродок. 
      Серый. Ты только забыл, что конец света-то пока отменен, и их благородство им сейчас ничего не стоит. Вот и расчувствовались. 
      Партбосс (в зазвонивший телефон). Первый слушает. 
      Телефон. Докладывает водозаборная станция. Распечатали резервную скважину. Вода после прокачки труб в пределах предельно допустимых концентраций, соответствует ГОСТу питьевой. 
      Партбосс. Молодцы! А с энергией как? 
      Телефон. Аварийная динамомашина, запитали портативный насос. Для питья должно хватить. 
      Партбосс (секретутке). Забери-ка ты эту бумажку, раз уж все так вышло. Будешь жить... а по выходным я разрешаю тебе видеть меня во сне. 
      Секретутка (с печальной нежностью). Нет уж, милый... с тобой - или там, или здесь. 
      Спокойный. Кажется, и на этот раз пронесло... выкрутились. 
      Рассудительный. Ну... вечно проносить не может. 
      Иностранец. Вы, русские, очень стойкие, мужественные люди. 
      Еврей. Господи, какого черта родители в детстве не увезли меня отсюда. 
      Веселый. А что, батюшка, возможен ли конец света в одной, отдельно взятой за жопу стране? 
      Женщина. Сегодня по карточкам должны были мыло давать, если б еще ненадолго воду пустили, так и помыться можно, вот бы хорошо. 
      Партбосс. Ну что ж, товарищи, давайте понемножку собираться. Пятеро выбранных могут пока остаться здесь, а мы... 
      (Сверху по лестнице вдруг ссыпается какая-то фигура, встает на полу на четвереньки и бессмысленно хихикает.) 
      Актер (поднимается с четверенек, опять падает и хихикает). Мы, победили, опасность отступила... хи-хи-хи! Город возвращается к нормальной жизни... хи-хи! Р-рапортует майор Пронин, товарищ первый! 
      Генерал. Эт-то еще что?! 
      Актер. Хи-хи-хи. Это героическая драма "Спасение отечества", ваше превосходительство! 
      Серый (леденяще). Эт-то еще кто? 
      Актер. Хи-хи-хи. Шут, презренный шут... шутник-с. 
      Партбосс. Он тронулся! 
      Актер. Хи-хи-хи... Так точно, тронулся - отсюда и в вечность. На полпути к Луне. 
      Лакей. Как ты сюда попал, негодяй! 
      Актер. Это же элементарно, Ватсон. Вошел в боковой подъезд, прошел вестибюль и спустился по лестнице. Хи-хи! 
      Партбосс. Так там открыто?! Боже мой, наши порядки... 
      Догадливый. Так там было открыто? а мы-то!.. кто ж знал... 
      Любопытный. Ну, и что там наверху? 
      Актер. А где же рукопожатие? где орден? объятие? 
      Партбосс. Что? 
      Актер (объясняет). Ну как же, по роли так положено: я докладываю о спасении, вы меня обнимаете. Вы же до сих пор правильно отвечали мне по телефону... почти... вполне разумно... а вы где играли? 
      Партбосс (мучительно вслушивается). Что?.. ты?.. 
      Догадливый. Привет к хлебзавода... 
      Циник. Браво, электростанция. Вот это шутка. Жаль, что последняя. 



3. И МЕРА В РУКЕ ЕГО - ВЫСШАЯ МЕРА



      Один. Нельзя больше терпеть, нельзя, нельзя, нельзя! 
      Другой. Экая новость. 
      Третий. Не можешь терпеть - застрелись. 
      Первый. Из чего? Чем? Ведь даже это невозможно! 
      Третий. Ну так повесся. 
      Первый. Так ведь и веревок нет! 
      Второй. Ну так попроси его (кивает на генерала), он тебя с удовольствием пристрелит. 
      Первый (президиуму). Сто лет! Сто лет вы измывались! 
      Партбосс. Над чем это мы, как вы выражаетесь, измывались? Я попрошу вас выбирать выражения. 
      Первый. Над чем? Над всем! И над всеми! Над здравым смыслом. Над историей. Над народом. Над человечеством. 
      Памятливый. У вас был шанс. Вы им не воспользовались. У вас был шанс в конце восьмидесятых. Все могло пойти иначе. И ведь вам поверили, поверили! Кооперативы создали, фермы, парламент, по крохам начали жизнь создавать. Но вы и это сломали, и это обманули. А вот теперь мы пожинаем результат. 
      Партбосс. Это такие горлопаны и экстремисты, как вы, все тогда погубили! Вам говорили - не орите! Говорили - не митингуйте! Говорили - не торопитесь! А вы?! Скорей, сейчас! всего мало, давай больше! А в результате эти гориллы (кивает на генерала) подгребли все под себя! Предупреждали вас?! Предупреждали, что дестабилизация государства грозит хунтой, военным переворотом?! Так у вас мозги заело, ничего слушать не желали! Вот и... подыхайте теперь. Вам легче будет, если мы подохнем вместе? Ну так подохнем вместе! С чем я вас и поздравляю. 
      Генерал. Хватит валить грехи на армию! Довели страну до ручки, до гражданской войны! а теперь еще смеете переваливать на нас! Кто довел народ до голода? кто не мог остановить резню? Да если б не мы, вас бы всех на фонарях перевешали! Я был тогда лейтенантом, командиром взвода, я все помню. Только и зачитывали - телеграммы, телефонограммы, телетайпы: спасите! спасите! спасите! пришлите солдат, пришлите танки, пришлите десантников, пришлите черные береты! Вы вечно убираете грязь руками армии, а потом армия вам виновата! 
      Партбосс. Это когда вы танками разнесли всю Казань - это было по просьбам? по телеграммам? 
      Генерал. А по-вашему, нам просто повоевать захотелось? по людишкам пострелять соскучились? 
      Партбосс. А вы знаете, кто провоцировал все эти мятежи? знаете? Кто стоял за Гомельским бунтом - знаете? 
      Урод. А чего ж тут не знать. Тридцать лет мутаций после Чернобыля - вот что и стояло. А уродам чего терять. Все равно резервация, права на выезд нет, медицинская диагностика засекречена, а газеты: все в порядке! телевидение: все в порядке! а детишки трехногие, безрукие. Вы знаете, что такое мутация? Это когда куры дичают, собираются в стаи и гоняются за лисами, загоняют и убивают. Долбят, пока не заклюют. А это сразу после Чернобыля появилось. 
      Серый (леденяще). При чем тут куры? 
      Урод. При том, что вы преступники. Вы же бандиты. Убийцы. А мы все - заложники убийц. Будь вы прокляты. 
      Партбосс. Я вас понимаю, но лучше без эмоций, не надо эмоций. Так мы ни к какому конструктивному решению не придем. 
      Урод. Без эмоций? Ага: кого колышет чужое горе. А кто отдавал секретный приказ: диагноза "радиационная болезнь" не ставить, писать: ОРЗ, вегетососудистая дистония, гастрит? Что, теперь уже концов не найти, архивы сожгли в очередной раз? Собственное правительство приговорило к смертной казни, к мучительной смерти - четыре миллиона человек, ни в чем не повинных, детей, женщин, - зачем? а чтобы самим поспокойнее было, чтоб легче править и сытнее жить. И вы думаете, люди об этом забыли? 
      Скелет. Забыли, забыли, успокойся. А когда хлопнула ленинградская станция, что, лучше было? Шар-рах! - и кранты люльке трех революций. Ленинград вообще долго Москве мешал, болтался там сбоку, одно беспокойство. И что, хоть расселили? черта с два, запретили эвакуацию: все спокойно, все меры принимаются. 
      Циник. Ага. Меняю жилплощадь на равноценную в любой зарубежной столице, Хиросиму и Нагасаки не предлагать. 
      Партбосс. Вы рассуждаете со своей колокольни, а попробуйте подойти к проблемам в масштабах всего государства. 
      Циник. Мне плевать на такое государство, которое обрекает меня на смерть. Я жить хочу. Я согласен на другое государство, чтоб в нем жить можно было. 
      Лакей. Не все думают только о своей шкуре. Честные люди всегда были патриотами. 
      Циник. Все не все, но тридцать миллионов за десять лет от вас свалило. Спасибо вам за гениальное достижение пропаганды - патриотизм тюрьмы. 
      Серый. Пятьдесят восемь-десять. Десять лет. 
      Одноногий. Лет-то лет, а куда? а что делать? лес весь срубили, золото вымыли, нефть выкачали, уголь сожгли, цемент развеяли, - что бедным зекам делать? Где работать, что добывать? А то бы по новой всех пересажали, вам не впервой.
      Серый. Вы уточните, пожалуйста, вы к чему призываете? К свержению законного строя? Выскажитесь, выскажитесь. 
      Начитанный. А может ли законный строй устанавливаться незаконным образом? 
      Партбосс. А что вы на меня смотрите?.. Это что, я вводил Кантемировскую и Таманскую дивизии на Садовое кольцо и в Кремль? Я разгонял Советы? Я объявлял диктатуру? Или, может, границы я закрывал? 
      Серый. Вы хотите сказать, что надо открыть границы для всей швали? 
      Начитанный. А вы от кого границы-то охраняете? 
      Серый. Вы прекрасно все понимаете, не прикидывайтесь! 
      Начитанный. Понимаю! От счастливых граждан - чтоб не сдрапали все кто куда в проклятый мир капитала. Наглядная демонстрация преимуществ нашего образа жизни. 
      Серый. Закон есть закон. Государства без законов не существует. 
      Начитанный. Существует. 
      Серый. Какое же? 
      Начитанный. Наше. За сто лет у нас было шесть конституций - в среднем одна на пятнадцать лет. И при этом любое правительство что хотело - то и делало! 
      Серый. А вы что хотите - чтоб государство затрачивало средства, давало людям образование, профессию, а потом чтоб они уезжали и способствовали благосостоянию другого государства? 
      Начитанный. Это ложь. В вашем государстве за три года работы человек рассчитывается за все, что на него было потрачено, - вы ж обдираете его, как липку... рабовладельцы. 
      Партбосс. Что за неуместные ярлыки! Это политическое обвинение! 
      Начитанный. Отнюдь. Это констатация факта, не более. Что такое государственный раб? Во-первых, от прикреплен к месту и не может уехать оттуда, где живет. Не только из государства, но даже город сменить! - везде прописка, проверка, разрешение. Во-вторых, он может работать только на государство, и от государства получать средства на жизнь: работа на себя или на частное лицо запрещена, земля, завод, корабль - все, все принадлежит государству. В-третьих, за уклонение от работы его суют на каторгу и заставляют работать на государство под автоматом. В-четвертых, если все равно не платят больше, а платят столько же, а все произведенное им государство объявляет своей собственностью. Клад, изобретение, сверхплановая продукция, сама судьба - все принадлежит государству! А рабу бросается на пропитание, чтоб не подох слишком быстро. А теперь вы ждете от меня благодарности за такое государство? 
      Партбосс. Я чую, вы целитесь на место в бункере. Собираетесь сохранить свою ценную личность, чтоб проповедовать в грядущие времена. 
      Простяга. Не будет этого! Хватит диктата интеллигенции! прослойка хренова, только болтать, а мы их корми, обувай... главное - жизнь трудовых классов: рабочие и крестьяне! вот так вот! так что предупреждаю: одно место - мое! (Подходит к двери бункера и садится возле нее на пол с мрачным и угрожающим видом.) 
      Начитанный. Сто лет, что лет длится этот бред. Ответь мне, милый: вот, скажем, рабочий - он передовой класс? 
      Простяга (напористо). Передовой! 
      Настойчивый. Сто лет, длился этот бред. Ответь мне, милый: вот, скажем, рабочий - он передовой класс? 
      Простяга (напористо). Передовой! 
      Начитанный. А если он учится в заочном институте - он что, еще более передовой? 
      Простяга (упрямо). Передовой. Тем более. Что, рабочий учиться не может, думаешь? 
      Начитанный. Ну, а если он кончил институт и получил диплом - он сразу перестал быть передовым? 
      Простяга. Это... чего? в каком смысле? 
      Начитанный. Начальником цеха стал! Передовой? Или нет? 
      Простяга. Но в общем... отчасти... раз был рабочим... 
      Начитанный. Рабочий передовее начальника цеха? 
      Простяга. Рабочий - самый передовой! 
      Начитанный. Значит, понеграмотнее - передовой, а пограмотнее - непередовой. Так? 
      Партбосс. Вы демагог! Вы сбиваете с толка просто рабочего! 
      Начитанный. Как вы мне надоели, жулик. Чем отличается рабочий от инженера? И тот и другой делают одну продукцию, и тот и другой пролетарии - не имеют ничего, кроме своей рабочей силы, которую продают, один менее квалифицирован и получает двести, другой более квалифицирован и получает сто пятьдесят. Скажите, зачем надо менее квалифицированному платить больше и политически возвышать его над более квалифицированным? А зачем, что ему проще заморочить голову. Он меньше знает, меньше читал, менее умен, наконец. Поэтому что те, кто умнее, идут в институты! Почему слесарь - передовой, а изобретатель его инструмента - не передовой? Потому что передовых вы принимаете в партию, промываете им мозги и манипулируете ими, сохраняя свою диктатуру. А вот теперь уступите ему свое место в раю, жулик. 
      Партбосс. Вы пытаетесь вбивать клин между партией и народом! 
      Злобный. Этот клин - двери в ваши кабинеты. Ваша охрана. Ваши засекреченные дачи и санатории. Ваше засекреченное меню. Ваши полсотни на рыло засекреченных костюмов из Англии и Голландии. Ваши броневики и мерседесы. Ваши столовые с экологически чистой едой за издевательски символическую плату. Ваши семейные и клановые связи - чужим наверх места нет. И на самый последний случай - ваши убежища, в которых вы хотите пересидеть катастрофу, которую сами вызовете, лишь бы не расставаться с властью, - а народ пускай дохнет. Ну, а теперь расскажите мне еще что-нибудь про клин. 
      Серый. Вы понимаете, что это уже само по себе - политическое преступление? 
      Злой. А ты молчи, гестапо. Мы все уже у Боженьки в прихожей, а ты все из себя кобру изображаешь. 
      Лакей. Хоть сейчас - мы должны сделать вывод, найти общий язык, объединиться! 
      Злой. Вот когда ты будешь стоять рядом со мной в очереди, и ехать рядом со мной в автобусе, и жрать дерьмо рядом со мной в столовой, и жить рядом со мной в клетушке, вот тогда мы с тобой объединимся. А пока иди лижись со своими дворянами. 
      Циник. Увы, рядом с тобой он уже не будет ни в автобусе, ни в очереди; все это в прошлом, друг мой. 
      Иностранец (поднимает свой билетик). Так он действителен? я могу иметь место там? 
      Хор. Хрен ты можешь иметь! Катись в свою заграницу! Самим места нет! Размечтался! 
      Иностранец. Но ведь вы сами приняли решение. 
      Циник. Сами приняли, сами и отменим. 
      Простяга. И почему это иностранцам всегда живется лучше, чем нам? Хоть у них, хоть у нас. 
      Еврей. Хотел бы я быть иностранцем. 
      Циник. Размечтался. В Африке ты будешь иностранцем. Если доберешься. 
      Умный. Во-первых, иностранец всегда богат - платит деньгами, а не стриженной бумагой. Во-вторых, иностранец - гражданин, за ним всегда стоит его государство с его законами, правами, правительством и прочим, его так безнаказанно, как нашего, не сожрешь. В-третьих, иностранец - свободен, он воспитан свободным, а наш - воспитан холуем, и принимает или барство, или холуйство. И в-четвертых, он-то пожил у нас и свалил, а своему жить тут да жить, вот и приходится глотать все то, чем потчуют. 
      Дама. Боже! что они там в углу делают?.. (тычет пальцем в парочку). 
      Рокер. Мы? (Не прерывая своего занятия): Мы занимаемся любовью, а что? Никогда не видели? Или хотите присоединиться? Милости просим. 
      Хор. Какой кошмар. Современные нравы! Ни стыда ни совести. Как животные. И это наша смена. 
      Рокер (запыхавшись). Легко ли быть молодым. 
      Девица. Туда-сюда-обратно, как мило и приятно. 
      Начитанный. Я хотел бы быть сучочком, чтобы тысячи девочков... 
      Веселый. И тут я ее за жопу - и на рояль! 
      Священник. Увы, - еще Адам и Ева... 
      Начитанный. Вот за это, кажется, их из рая и выперли? 
      Мент. Нарушение общественного порядка в общественном месте. Развратные действия с особенным цинизмом. 
      Рокер. Нет, они гиганты. Морить собственный народ химией и радиацией - это не цинизм. Врать всему миру - это не цинизм. Жрать взаперти деликатесы - это не цинизм, когда все голодают. А трахать собственную девушку с ее согласия и для ее же удовольствия - это цинизм. С вами не соскучишься, отцы. 
      Учительница. Вы не понимаете, что сами лишаете себя великого счастья настоящей, чистой, великой любви. 
      Девица. Простите, вы часто занимаетесь онанизмом? 
      Учительница (убита). Что?! 
      Девица. Нет, просто я поинтересовалась, часто ли вы занимаетесь онанизмом. 
      Учительница. Вы... как... боже... я не понимаю... 
      Девица. Отлично понимаете. Наука утверждает, что в вашем возрасте все нормальные женщины при отсутствии сексуального партнера, если они не фригидны, регулярно мастурбируют. А половая неудовлетворенность является причиной женских неврозов в шестидесяти процентах случаев. 
      Иностранец. Я бы мог привезти вам электрический массажер. Рекомендую размер семь с половиной дюймов, самый ходовой. С автоматической регуляцией. 
      Веселый. Техника на грани фантастики. 
      Девица. Конечно, я предпочла бы отдельную комнату с постелью и ванной, да где ж их взять. 
      Врачиха. А вы не боитесь спида? 
      Рокер. Мы ничего не боимся. 
      Девица. А теперь-то чего уже бояться? Тем более что у меня уже и так спид. 
      Сердобольный. С ума сойти. Бедные дети. 
      Циник. Нашли чем пугать покойников. Раньше думать надо было. 
      Начитанный. Сейчас у каждого третьего спид. 
      Злой (партбоссу). А ведь вас предупреждали! Это ведь тоже преступление. Элементарное преступление против собственного народа. Денег у них на шприцы и презервативы не было. Для кого не было, а для кого и было. Вам-то ведь это все не грозило, верно? 
      Нервный. Боже мой, ну скажите, какое еще преступление, какие еще ошибки должна совершить партия, чтобы уйти от власти? 
      Серый. Нет, по всей этой публике просто плачет концлагерь. Хоть бы человечка три туда законопатить, обработать, как надо, и сразу бы стало тихо! 
      Генерал. Теперь всем понятно, почему мы вывели танки на улицы? Потому что все митинговали, и никто не хотел работать! Да еще бы два-три года, и страна развалилась! 
      Циник. А так она погибла в несокрушенном единстве. 
      Партбосс. Как вы смеете так говорить! Это элементарная провокация, моральный нигилизм. 
      Циник. Да-а! Разве Москва не была расселена уже пять лет назад? Разве кто-нибудь еще купается в Черном море? кто-то видел такого самоубийцу? Разве продолжительность жизни не сократилась до сорока восьми лет? Разве нас не осталось сто девяносто миллионов от двухсот восьмидесяти? И этим ста девяноста жить осталось считанные месяцы, потому что пошла реакция, пошла, кончилась окружающая среда. Где помощь? Где походные госпитали, антидоты, санитарные поезда с герметическими вагонами, отряды гражданской обороны, контейнеры с питанием? Где наши войска, генерал? 
      Начитанный. Москва будет называться Старые Васюки. 
      Веселый. Утро красит черным цветом. 
      Партбосс. К нас уже спешат на помощь! 
      Циник. Кому мы нужны? Слишком долго мы всех обманывали. Никому не нужна гигантская помойка с полутрупами, которых сто лет учили лакейству, хамству и доносительству. 
      Умный. Факир был пьян, и фокус не удался. Проиграли. 
      Астматик. Что-то дышать трудно становится. 
      Деловой. Значит, так. Чтобы не было побоища, давайте сейчас разберемся, кто спускается вниз. Остальным больше воздуха останется. 
      Женщина. Я могу надеяться... женщины... 
      Сосед (прикидывающе). Детей она рожать уже не сможет... 
      Умный. Значит, так. Три молодые женщины и два молодых мужчины. 
      Циник. А зачем второй мужчина? 
      Веселый. А вдруг у первого не будет получаться? 
      Учительница. Мы не животные! 
      Циник. Тонкое наблюдение. Уж они-то бы такого не натворили. 
      Партбосс. Мы действительно не животные. И главное - мы должны сохранить и донести наши достижения, открытия... 
      Злой. Это вы-то - наши достижения? Где тот топор, чтоб вырубить эти достижения с изгаженных страниц истории!.. 
      Старый. Предлагаю нашего милиционерика. Юн, здоров, может порядок поддерживать, опять же. 
      Партбосс. Должен быть один опытный человек, знающий, обладающий информацией, опытом работы с людьми... 
      Грубый. Отдыхай, дядя. Ты свое откомандовал. 
      Активный. Конкурс! Конкурс! 
      Аккуратный. Каждый может выставить свою кандидатуру и пояснить всем, почему именно себя он считает достойным спасения. 
      Благородный. Но можно предлагать и других. 
      Дотошный. И демонстрация, демонстрация - пусть дадут всем разглядеть себя. 
      Циник. Конкурс красоты на кладбище! Очередной кандидат в человеческие консервы обнажает плоть и лезет на стол: смотрите! завидуйте! я - гражданин Советского Союза! 
      Лакей. Прекратите глумление. 
      Девица. Если он разденется, меня стошнит. 
      Циник. Он кого стошнит, того в рай не пускать. Хватит от них нас здесь тошнило. 
      Злой. Членов партии не пускать. 
      Справедливый. Без дискриминации! А может, он не виноват? 
      Дотошный. И надо заполнить анкеты. Вдруг там были наследственные заболевания. 
      Милиционер (раздевается, влезает на стол, показывая себя всем). Родился двадцатого июня тысяча девятьсот девяносто седьмого года. Русский. Образование среднее. Не болел - ну, только там корь, ангина, грипп. 
      Врачиха. У него плоскостопие. 
      Мент. Когда в армию брали, вы же сидели в комиссии! И ничего, сказали, что здоров! 
      Хор. Давай, слазь! Косолапые нам в будущем не нужны! Долой! 
      Партбосс (отводя врачиху в сторону). Слушайте, вы жить хотите? Здесь в аптечке есть снотворные... и другие препараты... сильнодействующие... вы меня понимаете? Так вот, надо наладить... скажите, что для поддержки сил. Ясно? 
      Врачиха. Какие гарантии? 
      Партбосс. Сами же будите разливать и давать! Себе и мне в том числе, так что не перепутайте, ради бога. 
      Врачиха. А кто еще? 
      Партбосс. Я, вы, моя секретарша и мой помощник. 
      Врачиха. А он зачем? 
      Партбосс. Рабочая сила. 
      Врачиха. Но ведь там пять мест. 
      Партбосс. Чем меньше народу, тем дольше продержимся. Ясно? 
      Врачиха. У меня здесь сестра. 
      Партбосс. Никаких сестер. Сколько ей лет? 
      Врачиха. Сорок три. 
      Партбосс. А вам? 
      Врачиха. Тридцать шесть. 
      Партбосс. Послушайте, ни вам, ни ей не светит. Принимаете мое предложение? Вам я место гарантирую. Быстрее, здесь скоро кончится воздух. Согласны? 
      Врачиха. Хорошо. Где ваша аптечка? 
      Партбосс. Пойдемте (ведет ее). 
      Серый (перехватывает ее и отводит в сторону). Жить хочешь? 
      Врачиха. Что такое, вы о чем? 
      Серый. Тихо. Здесь есть аптечка, и в ней весьма полезные препараты, но надо правильно рассчитать... 
      Мент (со стола в слезах). Товарищи, я давал присягу, и теперь заверяю, что если мне окажут доверие... 
      Молодой ветеран со шрамом (завладевает оставленным автоматом). Не шевелиться! Всем отойти от двери! 
      Актер. Хи-хи-хи! Я помню - это из пьесы "Награда для героя". Вы тоже актер, я сразу понял. 
      Ветеран (угрожающе водя автоматом). Подальше от двери, все к стене, ну! Я вам покажу, кому положены льготы, а кому нет! Я кровь проливал, а вы тут еще критику наводили! мокрицы. Скажи-ка, свинья в лампасах, за что я кровь проливал? чтоб ты консервы жрал, когда я зачехлюсь, а? Вот так! Светка, иди к двери! Быстрее! Открывай! сейчас мы там закроемся, и пусть они потом здесь делают, что хотят! 
      Учительница. Молодой человек, но ведь там пять мест! 
      Ветеран. Была бы ты помоложе, взял бы и тебя. 
      Циник. Тебе помощник не нужен лампу держать? 
      Ветеран. Управлюсь! Когда мы в пустыне подыхали под огнем, ты мне в помощники не набивался! Иди гуляй. 
      Врачиха. А врач? 
      Ветеран. Врач. Ты врач? Так. Ладно, сойдешь еще. Иди к двери тоже. Ну, что вы там ковыряетесь? Быстрее! 
      Серый (незаметно передвигается, оказывается у него за спиной, достает из подмышки пистолет и аккуратно стреляет ему в затылок). Чека начеку. Социалистическая законность не дремлет. 
      Мент (еще почти голый, поднимает автомат и вдруг упирает ствол серому в бок). Не двигаться! Брось пистолет! (отшвыривает пистолет по полу ногой). Будет так, как все решат, понял! (Всем, водя автоматом): осталось четыре места. Идет врач. Значит, осталось три места! От меня двое беременели, так что помощник мне не нужен, ясно? Пойдут ты, ты и ты! Все! Остальным отойти подальше. Стреляю без предупреждения. 
      Девица. Я не пойду. 
      Мент. Почему-у? 
      Девица (подходит к рокеру, закидывает ему руку за шею). Потому что ты меня не привлекаешь как мужчина. 
      Рокер. Понял, легавый? 
      Мент. Ты хочешь, чтоб она сдохла? 
      Девица. Лучше сдохнуть с ним, чем жить с тобой. (Рокеру). Слушай, рвем отсюда. Команда такая дерьмовая, и трахаться я при них не хочу, они все старые и слюни пускают. 
      Рокер. Ну, у тебя вечно прихваты. Как мы там жить-то будем? 
      Девица. А здесь как? Ну так как же, как и раньше, может, не так долго, так какая разница. Покрути-ка (на штурвалы выхода) эту хреноту. 
      Рокер (менту). Выпуски-ка нас, мусор, мы нынче ничего не нарушали. Больше места в твоей камере останется. 
      Мент (пожимает плечами, идет к выходным дверям, открывает). Пожалеешь, курва. 
      Учительница. Куда же вы, деточка. 
      Девица. Спасибо за счастливое будущее, отцы. 
      Рокер. Я вас даже не ненавижу. Я вас даже не презираю. Я вас в упор видеть не хочу. Вы все - самая большая дрянь, которая есть на свете. И чего я только не понимаю - зачем, если есть Бог, он вас создал. 
      Девица (тянет его за руку, уходит вместе с ним). А солнце-то как светит! О, валяюсь... зато никто вонять не будет. Слушай, бежим в гостиницу, наконец она пустая! 
      Рокер. В люкс! 
      Мент (закрывает двери). Вот-вот, от таких все грабежи. 
      Веселый. Коль гибнуть во цвете, уж лучше при свете. 
      Начитанный. В мир, открытый настежь бешенству ветров. 
      Циник. Ах, мой конь вороной, белые копыта! уж как вырасту большой, нажарюсь досыта! 
      Учительница. Нет повести печальнее на свете... 
      Внимательный (смотрит на дверь в бункер). Послушайте, а где наши начальники?.. 
      Все (вспомнив, смотрят на дверь, которая явственно щелкает внутренним замком). АА!!! ОО!!! Суки! гады, пустите! откройте! ААА!!! 
      Конец - делу венец творения. 
      Один. Как же это все вышло... 
      Другой. Как же мы все это угробили... 
      Третий. Как же нас всех угробили, накололи, выжали... 
      Начитанный. Да-да, вечные вопросы: как случилось, что делать и кто виноват. 
      Злой (лупит в дверь). А они там внизу выживут, суки! 
      Антисоветчик. Достукались, паразиты. Это еще в девятьсот семнадцатом все и заложили. Говорили им: не узурпируйте власть, не разгоняйте демократическое правительство, не устанавливайте диктатуру, не давите всех несогласных, не убивайте без суда: нет! штыками загоним человечество к счастью! А штыками загнать человечество можно только в братскую могилу! где мы с вами и пребываем ныне, с чем я вас и поздравляю. 
      Умный. Э, братцы мои, это банально. Ну, были сто лет назад демократии. И устроили эти демократии невиданную дотоле мировую войну. И дети работали, и демонстрации расстреливались, и народ голодал - все было. А в парламентах болтали благополучные ораторы о демократии. Ну, вот и решили - без болтовни, потому что уже сто лет Европа болтала о свободе, равенстве, счастье, - навести порядок, отдать все рабочим, сделать рай на земле - своей рукой, не через тысячу лет, а сейчас. 
      Образованный. Стрела Ахримана. Пускаешь в цель - а она возвращается с обратной стороны и поражает тебя самого. Нельзя слишком сильно чего-то добиваться, а то как раз получится обратное. Диалектика. Мягче надо, мягче. Постепенней. 
      Пессимист. А все одно народ дерьмо и везде всегда жизнью своей был недоволен. 
      Один. Что за проклятие такое. Имели шанс при Столыпине - не вышло. При нэпе - не вышло. При Хрущеве - не вышло. При Горбачеве - не вышло. 
      Циник. Ничего, больше неудач не будет, это последняя. 
      Другой. Как же это Колычев свалился на наши головы, а? 
      Умный. Да элементарно. Все разумные люди это предвидели еще при Горбаче. После акции идет что? - реакция. Пропасть нельзя перепрыгивать как? - в два прыжка. Если народу дать свободу критиковать, митинговать, выражаться, ездить и прочее, а в основах ничего не менять, то раньше или позже начинаются демонстрации и бунты, да раньше-то молчали, а теперь расхрабрились, и мало им уже, что говорить можно и не сажают за это, а надо им уже, чтоб их слушать и делать по-ихнему. Ну, власть себя и защитила. Еще на первом съезде советов говорили им: не рви влево - выйдет вправо. 
      Усталый. Да уж и не рвали, а все одно - задавили. 
      Начитанный. Потому что власть держится на трех китах, всегда, в любом государстве: армия, полиция, дворцовый аппарат. Кто из этих трех был заинтересован в перестройке? никто! Потому что она подрывала мощь власти в государстве и армии, и партаппарата, и КГБ. Ну, они потерпели-потерпели, да и посадили своего. 
      Один. Но они ж не могли не понимать, чем это кончится! 
      Другой. Наркоман понимает, а без наркотика не может, организм его такой. Так и они - или гибель страны, но чуть позднее, или гибель их, но сейчас. Нормальный кризис государственной структуры. 
      Усталый. Эх, ничего не поделаешь. 
      Злой. Говорили им, говорили, говорили! 
      Циник. А Васька слушает, да ест. Эпоха швейкизма, эпоха васькинизма. 
      Злой. Сначала - армия: сократить, сделать кадровой, кинуть зарплаты, дать квартиры, увольнение в запас в любой момент, поднять престиж - и такая армия за тебя - в огонь и в воду! Ничего для нее не жалеть, эти траты себя окупят. Для генералов придумать должности - пусть тешатся, это не такие гигантские расходы! И тогда, опираясь на нее - прижать гэбэ: раскрыть, сократить, отобрать права, поставить под контроль, продемонстрировать старые подвалы пыток, сменить всю верхушку, - и оно твое. А уже тогда - власть советам, прижимаем и сокращаем партаппарата, бо армия и гэбэ наши и за нами. И проводить полную переделку системы. А иначе - так, косметический ремонт. А народишко волнуется, а экономика разваливается. 
      Простяга. Так а что кооперативы-то разогнали? 
      Умный. А им дать жить свободно - так весь совет министров не нужен будет, они сами по уму сделают и наладят. Разве ж совет министров мог допустить такое? 
      Врачиха. Самое большое было преступление - когда запретили медицинские кооперативы. Этим приказом миллионы людей приговаривались к смерти. Подыхай! плевать на тебя. 
      Урод. Тю! тут треть Белоруссии вымерла, и ничего, зато план давали по зараженному мясу, и все его ели. У меня тогда сосед семь лет получил за то, что дозиметром мерил и всем говорил. Дискредитация! - получить наши пять лет, на урановых рудниках и сгнил. 
      Простяга. Так зачем им уран, уже ведь станции атомные все не работают? 
      Скелет. Работать не работают, а излучать излучают. Кто их хоронить-то будет по уму? 
      Циник. Их хоронить. Кто нас-то хоронить будет? 
      Злой. Нас уже похоронили, можешь считать. А эти сволочи (пинает дверь бункера) опять выкрутились. 
      Работяга. Да успокойся, ниоткуда они не выкрутились. 
      Злой. Как это? 
      Работяга. Да я ж говорил, что я это сам и строил. 
      Злой. Ну и что? 
      Работяга. Ну и то. У них там в самом лучшем случае через полгода электростанция откажет. 
      Злой. Проживут. 
      Работяга. Не проживут. Ты что думаешь, что контейнеры с продуктами были стерилизованы, что ли? Да там же как везде, давай-давай, там, может, если один ящик из десяти годный, так и ладно. 
      Злой. Все равно много. 
      Работяга. Ну ты просто... Там что думаешь, кислород? Ага. Мы на станцию поехали выгружать, открываем вагон, а там баллоны - с углекислотой для автоматов воды, понял? Ну, что делать? А старшина наш говорит: давай, закрашивай это все на хрен, и пиши - кислород. Ну и что - закрасили, написали. Там и в накладной было - кислород. А там - углекислота, понял? Так что... Ха-ха-ха!.. не, а он говорит: закрашивай, говорит, на хрен, пиши - кислород, пускай, говорит, дышат сколько влезет, жаловаться, говорит, будет уже некому. 
      Все (ошеломленно). Так что?.. там?.. Без воздуха?.. И не выжить? 
      Работяга. А вы что думали, я так и стану свой пропуск в рай отдавать, что ли? Я-то знал, что там. Вот пусть теперь подышат, а то один значит, строй, а другие, значит, спасайся. 
      Один. А сколько переживали-то... 
      Другой. Не надо суетиться перед смертью... 
      Третий. Ах ты, господи... как крысы под землей... а туда уж, наверное, и вовсе выйти невозможно... 
      Священник. Господи, настал ли День, о котором Ты говорил... 
      Циник. Экая дурацкая история... 
      Астматик (задыхаясь, в страхе). Жить хочется... жить... жить!.. 
      Начитанный. Но какой же все это тогда имело смысл?.. Зачем?.. 
      Умный. Все, что имеет начало, имеет конец. Даже история. Даже мы. 
      Богатый. Ведь любые бы деньги отдал, все отдал, ну... в монастырь ушел бы! 
      Пьяный (стучит кулаками). Выпить хоть дайте! гады! выпить дайте! выпить!



Создан 04 фев 2013



  Комментарии       
Имя или Email


При указании email на него будут отправляться ответы
Как имя будет использована первая часть email до @
Сам email нигде не отображается!
Зарегистрируйтесь, чтобы писать под своим ником